В защиту цвета!

Гагарина Юлия

биохимик, технолог косметического производства (Киев)

В стремлении к шикарной шевелюре мы используем множество косметических средств. По статистике, украинцы тратятся на средства для волос «по-бедному» – около 39 долларов в год. Для сравнения, в США годовой бюджет на красоту для волос составляет уже в шесть раз больше – 234 доллара на человека. Из них большая часть уходит на краски и средства для ухода. Впрочем, сколько бы мы ни тратили – все равно приобретаем не то, что нам продают.
 

Все не так просто, как кажется


За последние три года очень вырос рынок средств для окрашенных волос (не в процентах, а в денежных знаках). Эксперты объясняют эту тенденцию тем, что увеличивается возраст активных потребителей и их количество. Мы живем дольше, при этом продолжаем активно тратить деньги, формируя спрос. А, как известно, если есть спрос – значит, есть и предложение. Потому на рынке стало появляться множество специальных продуктов. Самыми популярными являются маски (их регулярно приобретают около 56% покупателей), шампуни (35%) и кондиционеры/бальзамы (9%).


Но на что мы ориентируемся, выбирая шампунь или маску для волос? В основном, на маркетинговые обещания – в рекламе или на этикетке. И мало кто пытается понять, каким же способом эти маркетинговые обещания будут выполнены. Заявление о том, что в состав косметического средства включены витамины, минералы или какие-либо экстракты, волшебным образом действует на наше подсознание, заставляя купить продукт. И вот здесь начинается самое интересное – парадоксы формы и содержания.


Итак, парадокс первый: натуральное не всегда работает. Особенно в шампунях. Собственно, наличие растительных экстрактов в шампунях – совершенно не обязательно. Поскольку шампунь контактирует с кожей очень недолго, они просто не успевают «осесть и приступить к работе». Потому более важной является не столько натуральность, сколько мягкость моющей основы шампуня, а также кондиционирующие добавки, которые и формируют наше впечатление о продукте: как волосы расчесываются, блестят ли они и т. д.

 

Для многих пышная пена и скрип кожи после мытья – это главные признаки «качественного мытья». А ведь «скрип» – первый сигнал того, что защитный барьер был только что «снесен ураганом пены», и последствия могут быть крайне плачевными...

 


Парадокс второй заключается в том, что химия – это полезно и хорошо. Первую скрипку в средствах для волос играет такая «высокая химия», о которой сложно рассказать «красиво» потребителю. Поэтому часто «страна не знает своих героев» или знает их под общими именами, такими как «УФ-фильтры», «силиконы», «полимеры», «кондиционирующие добавки». Но именно эти безымянные герои и совершают поистине фантастические вещи с нашими волосами. Итак, задержите дыхание: сейчас мы с вами совершим погружение в занимательный мир «высокой косметической химии».



УФ-фильтры: какие и зачем?


В лабораторных экспериментах было зафиксировано, что окрашенные волосы начинают обесцвечиваться примерно через 90 часов активного ультрафиолетового излучения. Если переложить эти цифры на нашу обычную жизнь, то получится, что такое количество ультрафиолета наши волосы получают приблизительно за 26 дней (мы ведь не постоянно находимся на солнце). Поэтому логично, что производители начали вводить солнцезащитные фильтры в состав средств для волос.


Какие же УФ-фильтры вы можете найти на этикетках ваших шампуней и бальзамов для волос?

  • Benzophenone-3 (в США его называют Oxybenzone), который блокирует ультрафиолетовые лучи спектра А и В. Если концентрация этого вещества в продукте выше 0,5%, то на этикетке должна быть надпись: «Содержит оксибензон». Это связано с тем, что бензофеноны способны вызывать раздражение, а также обладают эстрогеноподобным действием (то есть способны повышать уровень эстрогенов в организме человека, что не всегда хорошо).
  • Benzophenone-4 (в США его называют Sulisobenzone) – тоже защищает от ультрафиолетовых лучей спектра А и В. Используется преимущественно в средствах для ухода за волосами и крайне редко в средствах по уходу за кожей из-за высокого раздражающего действия.
  • Phenylbenzimidazole Sulfonic Acid (в США его называют Ensulizole) – фильтр от лучей спектра В. Используется по большей части в уходе за кожей, но применяется и в рецептурах средств для ухода за волосами.
  • Octyl dimethyl PABA (в США его называют Padimate) – фильтр от лучей спектра В. Из-за высокой раздражающей способности и потенциальной способности вызывать рак его разрешено использовать только в смываемых продуктах (например, шампунях).
  • Butyl Metoxydibenzoylmethane (в США его называют Avobenzone) – УФ-A-фильтр. Это популярный фильтр в средствах для кожи. Если же он встречается на этикетке препарата для волос, то его основная функция – защита компонентов средства от разрушения под действием света (например, чтобы красители не выгорали). Для волос этот фильтр нейтрален, в том смысле, что его активность защиты крайне низкая.

 

Наиболее стабильными и активными УФ-фильтрами в шампунях показали себя бензофеноны. У них наибольший фактор кератиновой защиты, то есть они лучше всего защищают волос от УФ-повреждения.

 

Больше всего цвет страдает от солнца и неправильного мытья головы

 


Силиконы: доказанная польза


Но вернемся немного назад – к утверждению, что разрушение красящего пигмента начинается всего через 90 «солнечных часов» (или 26 дней). Дело в том, что если бы цвет на самом деле держался так долго, все женщины были бы очень счастливы! Но практика показывает, что цвет окрашенных волос начинает вымываться гораздо раньше (проверено на собственной шевелюре). То есть получается, что УФ-лучи – это не основной фактор, приводящий к обесцвечиванию. Гораздо большее значение имеет фактор «правильной головомойки», ведь уже после однократного применения «жесткого» шампуня цвет тускнеет. И здесь на сцену выходят силиконы.


По оценкам экспертов, практически в 70% масок, кондиционеров и бальзамов включены силиконы. В шампунях процент силиконовых добавок чуть ниже – 50%. Но именно благодаря силиконам потребители находят то, что ищут в своем «идеальном средстве для волос»: блеск, гладкость и послушность, восстановление и защиту цвета. Все это наглядно демонстрируют опыты с «силиконовыми» шампунями.


Универсальным «защитником» цвета от вымывания является сложный силикон амодиметикон (Amodimethicone). Он разглаживает непослушные волосы, облегчает расчесывание волос и в мокром, и в сухом состоянии, уменьшает разлетаемость волос (устраняет «эффект одуванчика»), дает длительное кондиционирование, увеличивает глубину цвета и долговечность при использовании в смываемых кондиционерах и полуперманентных красителях.


Нужно сказать, что в последнее время силиконы стали добавлять не только в состав шампуней, масок, кондиционеров, но и самих красок для волос – с той же самой целью, чтобы защитить цвет. Поскольку при окрашивании большая часть красителя остается в верхних слоях кутикулы волоса и только совсем немного пигментов проникает вглубь, то пигменты краски достаточно легко вымываются, если их специально не фиксировать. Таким «фиксатором» и выступают силиконы. При попадании на волосы сложная смесь «краситель + силиконы» формирует равномерную силиконовую пленку, которая помогает равномерно распределять краситель по волосу и буквально «впихивает» его в более глубокие слои кутикулы. Дальнейшее использование средств со сложными силиконами только усиливает и глубже раскрывает цвет волос, а также позволяет закрепить его на более длительное время.

 

 


Если силиконы так хороши, тогда почему же сейчас на них столько нападок, спросите вы. Причин того, что на упаковках сейчас все чаще пишут «без силиконов», две. Первая заключается в негативных последствиях, которые оказывает их утилизация на экологию. Сейчас идет активное изучение этого вопроса, и пока – увы! – данные не обнадеживающие: некоторые «частички» силиконов влияют на рост культурных растений и грибков. Именно поэтому все органические косметические средства не содержат силиконы – это не этично по отношению к будущему нашей планеты. Вторая проблема заключается в том, что силиконы могут накапливаться на волосах. Их избыточные количества дают эффект быстро загрязненных волос (нужно мыть каждый день волосы) и потери объема. Потому возникает необходимость периодически проводить процедуры глубокой очистки волос (в том числе и от силиконов).



Война сульфатам!


В случае ухода за окрашенными волосами пристальное внимание к химии моющей основы вполне оправданно. Ведь если она агрессивна, то перед ее силой не устоят липиды, «цементирующие» чешуйки кутикулы волоса. В результате после «жесткой головомойки» кутикула станет «рыхлой», что приведет не только к быстрому вымыванию красящего пигмента, но и к повышенной ломкости волоса (и к расслаиванию кончиков). Разумеется, если вы после этого наносите восстанавливающую маску, то она будет «чинить то, что только что сломали». Но тогда возникает вопрос: зачем одной рукой лечить, а другой калечить? Не проще ли внимательно подойти к выбору шампуня?


Сегодня очень модная тема – бессульфатные шампуни, но еще 10 лет назад об этом можно было только мечтать. Объясню, почему. Сульфаты (в частности, лаурил сульфат натрия, или Sodium Lauryl Sulfate, или SLS) были и остаются очень популярными ингредиентами в моющих продуктах, причем не только для волос, но и для лица. Для технологов они удобны, так как они легко вводятся в моющие системы и дают предсказуемые результаты. Их можно считать «классикой пеномоющего жанра». Для маркетологов они удобны, так как позволяют создавать продукты с низкой себестоимостью. Пиарщики их любят, поскольку их натуральное происхождение (получение путем переработки пальмоядрового, пальмового и кокосового масел) позволяет «правильно» их описывать. Да и потребители к ним не равнодушны, поскольку они дают много пены и обладают хорошими моющими свойствами. А ведь для многих такие показатели, как пышная пена и скрип кожи после мытья, – это главные признаки «качественного отмывания». И не страшно, что «скрип» – первый сигнал того, что защитный барьер (состоящий из липидов) был только что «снесен ураганом пены», и последствия будут крайне плачевны...

 

Составы моющих средств становятся все более толерантными по отношению к коже и волосам. Все теперь упирается в цену вопроса. Хочешь безопасный и низкораздражающий продукт? Будь готов к высокой себестоимости

 


В виду всех этих «плюсов» на «минусы» никто особого внимания не обращал. И ни многочисленные жалобы потребителей на зуд кожи головы, ни исследования ученых, доказывающие высокий индекс раздражения, ни укоризненный взгляд воспаленных кроличьих очей, которым продолжали капать на слизистую глаза растворы моющих средств с SLS, не могли изменить ситуацию – до 2002 года. Именно тогда научную общественность всколыхнули данные о том, что если ввести в моющее средство SLS в высокой дозировке и усилить еще одним «жестким» ингредиентом (н-лауроилсаркозином), то этой смесью можно убивать клетки вирусов, настолько высокоцитотоксичное действие оказывает полученный препарат (тесты проводили на вирусе герпеса).


По большому счету, это исследование стало последней каплей, которая переполнила чашу терпения, в результате чего началась война против сульфатов. Тесты на животных стали уходить в прошлое (гуманизм восторжествовал), вместо них теперь лаборатории проводят более дорогие исследования – на клеточных культурах. Рецептуры стали активно трансформировать, заменяя лаурилсульфат натрия (SLS) на более мягкую форму – лауретсульфат натрия (Sodium Laureth Sulfate, SLES). А чтобы еще больше смягчить действие SLES, его стали комбинировать с более мягкими (но и более дорогими) поверхностно-активными веществами, отвечающими, в том числе, за образование пены.


От такой «дружбы» выиграл потребитель: составы моющих средств становятся все более толерантными по отношению к коже и волосам. Все теперь упирается в цену вопроса. Хочешь безопасный и низкораздражающий продукт? Будь готов к высокой себестоимости. Но кого останавливает цена, если речь заходит о красоте и здоровье?

 

 


 


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Old Spice: свежий...

Косметик-гид

Must have этого ле...

Косметик-гид

Новое поколение ша...

Косметик-гид