УФ-фильтры: хороший, плохой, страшный

Гагарина Юлия

биохимик, технолог косметического производства (Киев)

Коко Шанель подарила женщинам революционные изменения: мужские костюмы, маленькое черное платье и… загар. С тех пор, как в 20-е годы ее модели впервые вышли на подиум загорелыми, смуглость вошла в моду. Загар стал символом свободы и красоты. Впрочем, со знаком равенства в словах «красота» и «загар» сейчас не все так однозначно. Также как и с основными защитниками от солнечных лучей – УФ-фильтрами.
 

 

Все УФ-фильтры можно разбить на три группы:

 

  • природные,
  • физические
  • и химические.

 

Природные фильтры относятся к самым безобидным вариантам. Содержатся они в природных ореховых и фруктовых маслах, практически не имеют побочных эффектов. Их «безобидность» буквальна, так как уровень защиты крайне невысок – максимум SPF 4. Такой уровень защиты делает их со-защитниками (дополнителями) действия химических и физических фильтров. А для того чтобы обеспечить по-настоящему высокий и надежный уровень защиты от солнца, рекомендуется комбинировать «физику и химию».



Часть 1. Темные пятна на солнце


Прежде чем переходить к основной теме (УФ-фильтрам), стоит поговорить о том, зачем вообще они нужны? Ведь у большинства людей все еще есть тяга к бесконтрольному принятию солнечных ванн. Во-первых, потому что солнце стимулирует выработку витамина D, который нужен для нормального развития костей, профилактики рахита и рака толстого кишечника. А во-вторых, солнце стимулирует выработку серотонина, так называемого гормона-антидепрессанта. Именно потому в зимне-осенний период, когда солнца мало, люди больше склонны к депрессиям.
Теперь для соблюдения баланса интересов рассмотрим всего несколько негативных следствий солнца. Подробно.

 

У большинства людей все еще есть тяга к бесконтрольному принятию солнечных ванн

 


«Все яд – и все лекарство». Недавние исследования действия витамина D на эндокринную систему выявили, что его избыточное содержание приводит к таким же изменениям, как и его недостаток. Мышки, на которых проводили эксперимент, замедлялись в росте, быстро старели, у них наблюдалась иммунологическая недостаточность, остеопороз, атеросклероз... Страшно? Но это еще не все.

 

«Рак». Все знают про риск расплатиться за красивый загар в молодости (или детстве?) мелономой в более зрелом возрасте. Но слово «риск» – это как-то эфемерно. Гораздо более ощутимо – статистическая вероятность. По прогнозам, если человечество и дальше будет так же бодро ложиться под солнечные лучи, не думая об адекватности защиты, то уже двоим из ста детей, рожденных в период с 2009 по 2011 год, хоть раз в течение жизни будет поставлен диагноз «рак кожи». Дальше – больше...


«Где тонко, там и рвется». Ученые Harvard Medical School обнаружили, что даже если человеку повезло, и он победил немеланомную форму рака (а именно они «лидеры» среди онкозаболеваний кожи), то у него значительно повышает риск заболеваний другими формами рака в будущем. По данным исследования, у мужчин этот риск повышается на 15% (по сравнению с другими мужчинами, у которых никогда не было рака кожи). Для женщин сходный показатель риска значительно выше – 26%. Впрочем, авторы обращают внимание, что полученные данные – это повод не для паники, а для более глубокого исследования.

 

Длительное время с фотостарением кожи связывали действие UVA/UVB-лучей. Но чуть позже оказалось, что инфракрасные лучи (IRA/IRB) и высокая температура окружающей среды еще больше разрушают белки соединительной ткани, тем самым провоцируя появление глубоких морщин

 


«Почувствуйте разницу». А теперь парадокс: даже зная о потенциальных «солнечных рисках», люди продолжают загорать круглый год. Даже в такой «продвинутой» стране, как Великобритания, где население информируют о том, что загар в соляриях ускоряет старение и значительно повышает риск появления рака кожи, 43% опрошенных посетителей соляриев в возрасте 15–34 лет, хоть и высказывают обеспокоенность, но продолжают ходить в солярий. Как в анекдоте: «Ежики плакали и кололись, но продолжали лезть на кактус». Объясняют это тем, что люди не склонны «примерять» к себе потенциально неприятные прогнозы. Тогда в Великобритании решили «образовывать» население, давя на самую «больную точку»: потерю красоты. Социальная программа «SOS: Save Our Skin» в качестве «наглядного пособия» демонстрирует фото учительницы. Она 30 лет преподавала у окна, где ее левая сторона лица постоянно облучалась UVA/UVB-лучами. Результат говорит сам за себя.

 

www.sossaveourskin.com

 

 

Часть 2. Лучи и фильтры: обзорный курс


Позволю себе напомнить прописные истины относительно УФ-лучей:

 

  UVA-лучи UVB-лучи
 
Время контакта 

Круглый год с дневным светом, особенно много – в солярии

 Только в теплое время года
 
Проявление Безболезненное, чем ближе к экватору и выше в горы, тем агрессивнее лучи Краснота, ожог. Чем ближе к экватору и выше в горы, тем агрессивнее
 
Последствия 

Выработка свободных радикалов, разрушение ДНК, фотостарение кожи, увеличение риска развития раков кожи, нарушение иммунитета (в том числе аллергии на солнце), болезни суставов и сосудов

 

Увеличения риска развития раков кожи, разрушение ДНК, глубокие морщины и пигментные пятна, болезни сосудов

 

 

Длительное время с фотостарением кожи связывали действие UVA/UVB-лучей. Но чуть позже оказалось, что инфракрасные лучи (IRA/IRB) и высокая температура окружающей среды еще больше разрушают белки соединительной ткани, тем самым провоцируя появление глубоких морщин.


«Аллергия на солнце». Сейчас особенно выделяют негативное действие UVA-лучей, ведь, кроме всего прочего, они являются основными провокаторами «солнечной аллергии». Ученые проводили опыты, чтобы определить, какие виды лучей чаще всего провоцируют аллергию. Получились следующие данные: UVA-лучи провоцируют высыпания у 59–94,2%, а UVB-лучи – у гораздо меньшего количества людей (23–40%). В следующей серии исследований было установлено, что если солнцезащитный крем содержит высокое значение SPF и в нем содержится большое количество стабильных UVA-фильтров, то у 69% людей с солнечной аллергией симптомы заболевания не появляются.

 

В женских журналах солнцезащитные фильтры часто рассматривают только в позитивном ключе: мол, сколько хорошего они делают! Но законодатели всех стран мира относятся к ним с огромной осторожностью

 


«Родинки: обманутые ожидания». До недавнего времени как-то само собой считалось, что для профилактики роста родинок достаточно просто постоянно наносить солнцезащитное средство на кожу, и результат будет. Но в прошлом году было доказано, что солнцезащитные средства лишь частично защищают человека от роста родинок. Старый и добрый прием «прячь родинки под одежду» куда более эффективен.


«UV-фильтры: свойства за кадром». В женских журналах солнцезащитные фильтры часто рассматривают только в позитивном ключе: мол, сколько хорошего они делают! Но законодатели всех стран мира относятся к ним с огромной осторожностью. Это очень активные соединения с тонкой гранью между «полезно / вредно». Потому далеко не все химические соединения, которые могли бы отражать солнечные лучи, удостаиваются гордого звания «UV-фильтр». Что поделать? Проверку безопасности проходят далеко не все. Со списком основных разрешенных фильтров можно познакомиться здесь.

 

 

 

 

Часть 3. Химия – наше все


Большинство химических UVA / UVB фильтров имеют свои ограничения по применению и свои побочные эффекты.


«Фотонестабильность». Химические фильтры быстро разрушаются под воздействием солнечных лучей, время их распада – от нескольких минут до нескольких часов. Это грозит не только ожогом из-за отсутствия защиты, но и риском появления кожных высыпаний и, что еще хуже, раковых заболеваний. Уже классический пример – PABA (пара-аминобензойная кислота, или Padimate). В 1943 году это вещество было запатентовано как эффективный UVB-фильтр. Однако позже было выявлено, что она может обладать канцерогенным действием. Так что сегодня этот фильтр разрешено использовать только в смываемых продуктах (например, шампунях).

 

Качественный солнцезащитный крем с высоким уровнем защиты в UVA-спектре не может стоить «пять рупий за галлон»

 

«Эстрогеноподобное действие». Исследования показывают, что такие популярные фильтры, как оксибензоны, циннаматы и салицилаты (ищите на этикетках названия Benzophenone-3, Ethylhexyl Methoxycinnamate, 4-Methylbenzylidene Camphor) действуют далеко не на поверхности кожи. Их достаточно высокие концентрации были обнаружены в моче и крови добровольцев. Способность этих соединений проникать в кровоток вызывает тревогу, поскольку они обладают эстрогеноподобным действием и в потенциале могут вызывать сбои в работе организма. Долгосрочные последствия их действия пока не определены.


«Дерматиты». Все органические фильтры в высоких дозировках могут провоцировать дерматиты. Возьмем для примера Oxybenzone: на большинстве этикеток вы найдете это вещество под название Benzophenone-3. Согласно требованиям американского законодательства, в средствах, где его больше чем 0,5%, нужно на лицевую сторону этикетки выносить предупреждение: «содержит Oxybenzone». Связано это с тем, что высокие концентрации этого УФ-фильтра могут вызывать дерматитG Контактное острое воспалительное поражение кожи, возникающее в результате воздействия на неё раздражающих факторов химической, физической или биологической природы. По требованиям ЕС предельная концентрация Benzophenone-3 в солнцезащитных продуктах не должна превышать 6%. Для сравнения: в США – до 10%. Бельгийские ученые проводили исследования средства с концентрацией 10% и получили результат: более 25 % участников в итоге имели дерматит. С учетом того, что в европейских продуктах процент ввода меньше, количество аллергических проявлений тоже может быть несколько ниже.


«Цена вопроса». Общим для всей категории химических фильтров является одно – высокая стоимость ингредиентов. Исключение составляет только «обычный», не капсулированный Avobenzone. Но он и самый «древний», и самый «проблемный». Составляя новые рецептуры, технологи стараются его не включать. Отсюда следствие – качественный солнцезащитный крем с высоким уровнем защиты в UVA-спектре не может стоить «пять рупий за галлон».

 

 

Часть 4. Физика и размерный ряд


Отдельного разговора заслуживают физические фильтры. Общей для них является высокая безопасность, поэтому именно на их основе делают гипоаллергенные продукты. Основная функция физических фильтров – работать «экранами» для УФ-лучей (по принципу экранов, которые выставляют летом на лобовом стекле авто, чтобы машина не перегревалась). Но их практическое применение имеет одну тонкость: чтобы добиться высокого фактора защиты (например, SPF 50), нужны огромные концентрации. Это резко повышает не только стоимость продукта, но и ухудшает его эстетические свойства: кожа воспринимает крем как «тяжелый», а лицо выглядит «молью бледной». Примеры забеливающей способности высокой концентрации диоксида титана хорошо видны на фото: чем «крупнее» частички – тем больше эффект.

 

 


«Размер имеет значение». И вот химики решительно бросились «измельчать» цинк с титаном, доводя их и до этого мелкий размер до состояния «нано». Таким образом, «убили сразу двух зайцев»: избавились от забеливания кожи и получили еще более высокие уровни защиты от солнечных лучей (экономическая выгода). Ну а в качестве бонуса получили «побочный эффект» – высокий риск повреждения живых клеток из-за того, что диоксид титана проникает в верхние слои эпидермиса. Следствие этого – риск перерождения клеток в раковые. Говоря языком специальных терминов, «микронизация менее 60 нм для диоксида титана и менее 160 нм для оксида цинка заставляет вырабатывать свободные радикалы под воздействием даже UVA-лучей. Свободные радикалы, в свою очередь, атакуют живые клетки и вызывают их мутации». Как говорится, «хотели как лучше, а получилось как всегда».

 

Последние 5 лет в Австралии широко пропагандируют солнцезащитные продукты без титана (Titanium Dioxide Free). Для детей и аллергиков рекомендуют использовать средства, которые построены только на оксиде цинка, но для этого SPF должно быть не выше 25

 


«Цинк и титан: кто страшнее?» Работы над изучением долгосрочных последствий действия наночастиц еще ведутся, однако государственные органы Австралии считают, что преимущество в безопасности остается за оксидом цинка. Стоит отметить, что на сегодня законодательство Австралии в сфере солнцезащитных средств настолько же жесткое, как и в сфере лекарственных препаратов. Это связано с тем, что страна по данным Всемирной организации здравоохранения лидирует в мире по количеству заболеваний раком. Последние 5 лет на этом континенте широко пропагандируют солнцезащитные продукты без титана (Titanium Dioxide Free). Для детей и аллергиков рекомендуют использовать средства, которые построены только на оксиде цинка, но для этого SPF должно быть не выше 25 (австралийские законы запрещали ввозить и продавать средства с более высоким фактором). И только в 2012 году было сделано исключение: разрешили продавать средства с европейской маркировкой (максимум SPF 50+). Этот шаг объяснили тем, что «в последние годы технологии солнцезащитных средств шагнули далеко вперед».

 

istock.com

 

 

Часть 5. «...и все-таки они добрые!»


Несмотря на объективные недостатки и ограничения в применении солнцезащитных фильтров, исследования доказывают: их польза превышает возможные побочные эффекты.


«Защита от фотостарения». Уменьшается проявление возрастных изменений (меньше глубина морщин, повышается тургор кожи). Это достигается комплексным действием UVA / UVB фильтров. Обычно в качестве иллюстрации реальной пользы от применения солнцезащитных продуктов приводят фотографии женщин около 40 лет. Одна – городская жительница, вторая – жительница деревни. Картинки разительно отличаются.

 

«Снижение иммунных повреждений». UVA-фильтры препятствуют иммуносупрессии, угнетению иммунитета. В результате сокращается чувствительность кожи к солнечным лучам. На практике это находит применение в создание солнцезащитных средств для людей с «солнечной аллергией». Кроме того, правильное применение солнцезащитных продуктов приводит к значительному сокращению распространенности предраковых состояний кожи.

 

Если у вас чувствительная кожа, нужно внимательно относится к средствам с высоким содержанием следующих фильтров: Avobenzone, Amiloxate, Oxybenzone. Такие продукты вам вряд ли подойдут

 


Часть 6. Практические выводы



«Идеальная защита». Качественное солнцезащитное средство должно содержать три уровня защиты:

 

  •  UV-фильтры должны дополняют друг друга по принципу «кто какой диапазон закрыл». При этом также желательно наличие солнцезащитных фильтров, покрывающих весь спектр солнечных лучей.
  •  В состав средства должны входить антиоксиданты (их должно быть не менее двух), которые будут «держать вторую линию обороны»: ликвидировать последствия разрушения как самих фотонестабильных УФ-фильтров, так и «пропущенных» солнечных лучей.
  •  В состав средства должны входить восстановители и охлаждающие добавки. Эти вещества будут компенсировать действие инфракрасных лучей и высокой температуры. Это может быть как классический D-пантенол, так и что-то более специальное. Вплоть до растительных стволовых клеток.


«Гипоаллергенность». В средствах, предназначенных для ухода за чувствительной кожей, обязательно необходимо наличие UVA-фильтров. Чем выше фактор защиты, тем большее количество различных UV-фильтров должно входить в состав продукта для достижения гипоаллергенности. Желательно комбинировать физические и химические фильтры для достижения максимального результата.


«Обращать внимание». При высокой чувствительности кожи нужно внимательно относится к средствам с высоким содержанием следующих фильтров: Avobenzone, Amiloxate, Oxybenzone. В любом случае – внимательно читать состав ингредиентов (INCI). С 2012 года ЕС и страны Таможенного союза (Россия, Беларусь, Казахстан) регламентируют указание нано-ингредиентов на этикетке. Но, к сожалению, в розничных точках еще возможны остатки товара со старой маркировкой.

 


Вместо послесловия


Тем не менее, мы пока не можем с уверенностью говорить, что даже соблюдая осторожность и отказываясь от применения «подозрительных и потенциально опасных» UV-фильтров, мы можем чувствовать себя в безопасности. Точно не известен весь механизм клеточных мутаций, приводящих к мутациям и раку кожи. К тому же всегда есть опасность того, что отдаленные последствия от пока «белых и пушистых» ингредиентов будут таковыми и далее.


Стоит вспомнить пример из смежной сферы. С 1898 по 1910 годы героин продавался в аптеках как микстура от кашля (в том числе и для детей) и как безопасная замена морфия. Потом были открыты и преданы широкой огласке побочные эффекты от его приема, и «лекарство» запретили. Производитель – уважаемая фармацевтическая компания – подчеркивал, что если бы пациенты не превышали дозировок и пользовались лекарством сугубо по предназначению, то… Но история не терпит сослагательного наклонения, а вопрос дозировок всегда был главным. «Все – яд. И все – лекарство».

 

Так что же остается делать нам при выборе солнцезащитного продукта? Руководствоваться здравым смыслом и иметь здоровый скептицизм относительно маркетинговых заявлений.
 


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ